Диагноз Путина: власть как психическое расстройство (+видео)

"Власть развращает. Абсолютная власть развращает абсолютно”. Фраза не новая, но актуальная. А что мы знаем о том, как именно развращает власть? И как она меняет человека, наделенного ею? Становятся ли автократами и диктаторами только люди, изначально предрасположенные к манипуляциям и жестокости? Или даже самый либеральный лидер и в целом хороший человек после десятилетий во власти неизбежно становится тираном из-за органических изменений мозга и психики? Настоящее Время задало эти вопросы ведущим специалистам в России и за её пределами.

"Есть целое направление изучения людей, которые управляют компаниями, и того, как устроена власть, – говорит биолог Илья Колмановский. – И один из исследователей пишет, что если бы власть продавали в аптеке, то мелким шрифтом стоило бы писать побочные эффекты. Некоторым образом любая власть калечит мозг".

В первую очередь лидеры должны выключать у себя такую биологически важную вещь, как эмпатия, подчеркивает учёный – идею, что он в первую очередь должен считаться с членами племени, членами группы. Но иногда необходимо принимать жесткие решения. И тогда, как показывают эксперименты, мозг целенаправленно выключает не только и не столько эмпатию, а те мозговые инструменты, которые нужны для того, чтобы вычислить, что у другого в голове.

"Иногда для принятия решения слишком много думать о том, что у других в голове, – это лишнее. Это такой шум, который может помешать вам принять какое-то простое и прагматичное решение", – отмечает Колмановский.

По словам американского психиатра Бенди Ли, "внезапная" потеря лидером эмпатии – это изначальная нехватка эмпатии, которая стала проявляться в гораздо большем масштабе.

"В своей практике больше всего я работала с людьми из правовой и тюремной среды, – рассказывает Ли, автор научной работы по вопросам насилия. – И относительно недавно мне удалось провести параллели между этими обстоятельствами и политической ареной – во многом из-за того, как много нездоровых и опасных лидеров приходят к власти. И в таких случаях действия лидеров явно проистекают из тех психологических особенностей, которые были у человека ещё до прихода к власти. Но со временем эти особенности психики начинают проявляться ярче".

Бенди Ли возглавляла группу из 27 американских психиатров и психологов, изучавших пригодность Дональда Трампа к должности президента США. Специалисты тогда выступили с заявлением, что Трампу не хватает эмпатии и его привлекает насилие – как вербальное, так и физическое. Такие вещи критически важно понимать, когда мы говорим о лидерах, особенно о лидерах государств, считает доктор Ли.

Кеннет Деклева – психиатр, дипломат и автор исследований по психологии лидерства – пять лет прожил в России в качестве сотрудника американского посольства. Он отмечает, что в авторитарных режимах, где сдержек и противовесов меньше, чем в демократиях западного типа, с возрастом мышление стареющих руководителей становится более жестким и менее гибким.

Учёные одного из канадских университетов провели эксперимент. Студентов-добровольцев разделили на три группы: одних попросили вспомнить о моменте, когда кто-то получил власть над ними, других – просто о прошедшем дне. А вот третью группу попросили вспомнить момент, когда они сами получали власть над другими людьми. После чего учёные измерили, как у испытуемых действует зона мозга, ответственная за работу зеркальных нейронов. Выяснилось, что у третьей группы эта зона работает хуже всего.

"Наши группы так устроены, что им бывает нужен лидер. И хорошие лидеры хорошо объединяют свои группы, используя свои врождённые инструменты, но вместе с тем некоторые инструменты, которые они редко используют, начинают отсыхать, – комментирует Колмановский. – И в одном известном эксперименте учёным удалось имитировать этот эффект, надев на голову корону своим испытуемым, причём всего на 20 минут. И было видно, что даже в таком отрезке мозг выключает и заглушает некоторые ненужные ему вещи, что в долгосрочной перспективе может быть очень опасным и вредным".

То есть люди с виртуальной короной на голове, даже если им её надели всего на несколько минут, теряют способность "отзеркаливать" действия и реакции других людей. Это наш базовый навык – подсознательно делать то же, что делают окружающие. А лидеры, руководители эту способность теряют. Знакома ситуация, когда большой начальник смотрит как будто сквозь вас, не замечая? Вот это оно.

Как объясняет биолог Илья Колмановский, это происходит, потому что окружение само "зеркалит" лидера.

"В этот момент они делают очень серьёзную вещь, потому что, помимо того, что они демонстрируют лояльность, они также дополнительно маскируют от него, что реально происходит в их головах, – говорит учёный. – Это нежелательная информация, они начинают её скрывать от лидера, у которого все это и так делается постепенно все более и более слабым местом".

Чем дольше люди находятся у власти, тем хуже у них с креативным мышлением и тем меньше новых идей о том, что можно поменять в организации, компании или государстве, отмечает Кеннет Деклева. По его словам, мышление таких лидеров резко сужается и становится более консервативным. На первый план выходит сохранение статуса-кво, а не внедрение новых идей и решение вызовов, говорит психиатр.

Ещё одна опасность таится в том, что сужается ближний круг лидера.

"Мы видим подобное в случае с Владимиром Путиным, – говорит Деклева. – Если сравнить людей, которые его окружают сейчас, с теми, кто был его соратниками во время первых двух сроков, то вы увидите, что раньше вокруг него было больше политиков с различными точками зрения. А сейчас мы видим, что решения принимаются на основании собственных предубеждений. И люди вокруг Путина говорят ему то, что он хочет услышать, а не то, что он должен услышать".

Обычно, когда говорят о людях без эмпатии, без сочувствия к окружающим, о людях, которые не считаются с чувствами окружающих, потому что просто их не замечают, то на ум приходят преступники или маньяки, а не успешные политики. Оказывается, такое совпадение черт не случайно. У диктаторов и самых жестоких представителей криминального мира, как выяснили учёные, есть кое-что общее.

"В какой-то момент учёные стали думать о том, что есть такие чудовища, которые совершают насильственные преступления с особой жестокостью, попадают в тюрьмы, – рассказывает Колмановский. – И дальше в психологических исследованиях видно, что они лишены эмпатии. Им стало интересно, а много ли таких людей среди нас? <...> Их было около четверти среди тех, кто сидит в тюрьмах за тяжелые насильственные преступления. Но только когда учёные стали изучать обычное население, то выяснилось, что таких людей миллионы и миллионы".

Впрочем, эти люди совершенно необязательно совершают насильственные преступления. Для того чтобы это произошло, подчеркивает Колмановский, должно совпасть два параметра: они должны иметь низкий IQ и столкнуться с тяжелым насилием в детстве. "В остальных случаях они просто сидят в бизнес-классе в самолёте. И часто делаются хорошими лидерами для своих корпораций", – утверждает биолог.

По его словам, такие люди бывают очень харизматичны, обаятельны, сентиментальны. Но у них есть особенность: они мало чувствительны к риску.

Американский нейробиолог, профессор Джеймс Фэллон был одним из главных в мире исследователей психопатических расстройств личности. Он много изучал диктаторов – от Калигулы и Нерона до Пол Пота и Сталина. А в последние годы его список пополнили и современные лидеры. Как утверждал учёный, диктаторы, как правило, харизматичны, обладают высоким самомнением и любят врать. При этом они не испытывают чувства вины, не склонны к эмпатии и являются умелыми манипуляторами. Кроме того, как считал Фэллон, диктаторы чаще всего низкого роста, крайне неудачно женятся/выходят замуж и не разбираются в искусстве.

"Если вы возьмёте этот самый перечень и сравните со списком главных признаков психопатии, который составил психиатр Роберт Хэйес, то они полностью совпадут, – говорил Фэллон на одной из лекций. – У диктаторов есть все признаки психопатии, а также все признаки из списка "асоциальное расстройство поведения". Проще говоря, криминальное мышление".

Одно из последних интервью Фэллон дал российскому изданию Insider летом 2022-го, после начала российского вторжения в Украину. В нём он назвал Владимира Путина "типичным психопатом, который теряет контроль над собой".

"На мой взгляд, у Путина действительно были важные предпосылки для развития так называемых расстройств личности кластера B – самых опасных, включая психопатию и нарциссическое расстройство личности. Психопаты, как школьные задиры, всегда ищут в своих жертвах слабость. Они мастерски угадывают мысли человека или группы людей, которых выбрали объектом своей агрессии. <...> Психопаты живут в своём мире, где верят в правильность всех своих поступков, им бесполезно приводить мораль в качестве аргумента", – сказал исследователь.

По словам Ильи Колмановского, Владимир Путин представляет большой интерес для нейроученых.

"Для тех, кто интересуется этой темой, все было понятно про Путина с момента, когда он сказал про подводную лодку "Курск": "Она утонула". Это момент, когда человек перешагивает через все моральные нормы, которые есть в обществе, и честно складывает два и два", – говорит биолог.

Но можно ли на основании нескольких фраз, интервью, заявлений делать серьёзные выводы о психотипе человека? Тем более лидера, который часто вынужден говорить не только то, что думает, но и то, чего от него ждут другие?

"Когда мы изучаем лидеров, мы смотрим на то, как они думают, как оценивают сами себя, как мыслят люди из их ближайшего окружения, какими их видит общество, – рассказывает американский психиатр Деклева. – Мы смотрим на первоисточники информации – например, статьи Путина, его выступления. Мы многое знаем о Путине из этих материалов и из рассказов мировых лидеров, которые с ним встречались".

Материалы и статьи – это важно. И в случае с мировыми лидерами их действительно много. Но вот личное воспоминание о Владимире Путине Бена Роудса, бывшего советника Барака Обамы. Он не раз встречался с российским лидером.

"У Путина было очень специфическое чувство юмора. Его шутки были на грани, – рассказал Роудс. – Он делал очень странные ремарки, обычно в адрес американской политики. Например, он рассуждал о том, как США пытаются вооружить сирийскую оппозицию, но не террористов. И в этом было зерно истины, это действительно было сложно. Но сказал он об этом так: “Это как пытаться залезть на ель голым и не поцарапать задницу”. И это было странным. А ещё я никогда не чувствовал в нём никаких признаков эмпатии, ни в чьем отношении".

На этот вопрос у учёных тоже есть ответ. Люди с неограниченной властью всегда играют на опережение, если не встречают достойного сопротивления. Они могут повышать ставки даже тогда, когда кажется, что дальше некуда. И с сочувствием, если вспомнить таблицу с типичными чертами диктаторов, у них действительно проблемы. Их может до слез растрогать фотография бездомного щенка, но эмпатии к людям они почти не испытывают. И чем дольше они во власти, тем меньше чувств и эмоций. Но в случае с Владимиром Путиным, как и другими политиками, которые держатся за власть десятилетиями, есть ещё один фактор. Как правило, оппоненты их очень долго недооценивают. И невольно закрепляют в будущих диктаторах эту привычку – выводить любой конфликт на новый уровень обострения.

"Мы как бы его дрессировали всю дорогу на то, чтобы так делать. Потому что мы его поощряли невольно", – уверен Колмановский.

И все же, хотя до вершин власти с большой долей вероятности доходят люди очень определенного склада ума и психотипа, диктаторами не рождаются, а становятся. Ещё один фактор риска, кроме личностных особенностей, – когда власть получает человек, который психически к ней не готов.

"Когда человек получает больше власти, чем та, с которой он в состоянии совладать, у этого могут быть разнообразные опасные последствия, – утверждает доктор Ли. – Например, его ожидания будут разрастаться до состояния мегаломании. Это патологический процесс, который идёт из нездорового желания удовлетворить потребности или быть полезным. Неизбежно ожидания, о которых мы говорим, станут превышать возможности им соответствовать или способности ими управлять. В отчаянной попытке хоть как-то исполнить эти невыполнимые, нереальные ожидания такие люди доходят до крайностей. Они начинают преследовать тех, кто может привнести в их картину мира элементы реальности. Они могут развязывать войны, пытаясь отвлечь и демотивировать население".

Что же делать, чтобы опасные психопаты и люди, не готовые к власти, не оказывались на самом верху? Во-первых, одно из действенных лекарств от диктатуры давно известно – оно называется "сменяемость власти". Годы обладания безграничной властью могут повлиять на психику любого, даже самого демократичного лидера. А во-вторых, Бенди Ли и её коллеги настаивают: для мировых лидеров должны быть разработаны и введены понятные психологические критерии соответствия занимаемой должности.

Wiki




Анонсы